четверг, 22 октября 2020 г.

Tuparro National Natural Park (Colombia, Vichada)

Национальный парк Тупарро (Tuparro National Natural Park, Colombia, Vichada) находится на крайнем северо-востоке Колумбии. Это край бескрайних нетронутых человеком льяносов, галерейных лесов и невысоких пологих черных скал, формирующих Гвианское нагорье. Это земля гуахибо. Невозможно передать, какая же красивая эта страна! Один раз, совсем недолго, я находился там, проникнув в Колумбию со стороны Венесуэлы.

"Граница - условна - река Ориноко. Сначала идем около часа на моторке вверх по Ориноко, потом входим в ее приток - реку Томо - уже на колумбийской стороне.  С двух сторон границы сельва вплотную подступает к воде. Мы причаливаем лодку к берегу и выходим на сушу. Никто не спрашивает никаких документов, не ставит штампа в паспорт.  Немного поодаль стоят несколько домиков - это административные здания дирекции национального парка Тупарро. Вся администрация - это один человек. Колумбиец совершенно спокойно реагирует на то, что мы вот так запросто приплыли к нему из Венесуэлы. Мы просим его пойти с нами в горы, показать дорогу.  Он охотно соглашается, и мы отправляемся в путь. Прибрежный лес быстро сменяется льяносами.  Путь оказывается не близким, а солнце нещадно палит, поэтому колумбиец бежит назад к домикам, садится на мопед, и пока мы идем по равнине, по очереди, сажая себе за спину на дополнительное сидение, перебрасывает нас к возвышающейся вдали горе, на которую мы вздумали взобраться, чтобы обозреть окрестности.  Гора покоряется нам с большим трудом - сердце работает на пределе, приходится постоянно останавливаться, делая передышки.  Но наверху нас ждет награда - с вершины горы открывается фантастический вид: на венесуэльской стороне видна величественная Ориноко, окаймленная бескрайним морем сельвы, на колумбийской - изумрудно-зеленые льяносы, также уходящие за горизонт, местами разряженные островками леса. В базальт вмонтирован маленький круглый металлический знак, обозначающий, что это территория республики Колумбии, высота горы – двести метров, дата установки знака – 1966 год." (Матусовский А.А. Среди индейцев Центральной Венесуэлы. Б.м.: Издательские решения. С. 97-98.)




Вид на реку Томо, левый приток Ориноко.

Вид на Ориноко с колумбийской стороны.

суббота, 3 октября 2020 г.

Просто метод включенного наблюдения

Из полевых записей Матусовского А.А. (Колумбия, департамент Ваупес, экспедиция к таивано, октябрь-ноябрь 2019 г.):

"Я почувствовал действие яхе, выразившееся в приступах рвоты и головокружения. Пошатываясь, я с трудом вышел из малоки и дошел до кромки расчищенного перед общинным домом пространства.

Сельва вдруг ожила вокруг меня. В ночной темноте, лишь слегка освещенной луной и звездами, я видел с открытыми глазами двух ярко-зеленых извивающихся змей, какие-то яркие разноцветные многочисленные линии, зигзаги и сложные геометрические фигуры. К сожалению, у меня так и не случилась рвота. Покачиваясь, я еле-еле вернулся в малоку и сел на свою низкую деревянную скамеечку. Я пожаловался на свое состояние таивано, и один из мужчин сразу же подсел ко мне, стал моим наставником, разъяснявшим мне, что нужно делать и как себя вести. Он сказал, что это нормальное состояние при приеме яхе, тем более при первом опыте его приема. Всего мне преподнесли три маленьких калебаса с яхе. Мой наставник пояснил, что обязательно нужно, чтобы меня хорошо стошнило. Он помог мне выйти из малоки. Мне было неловко, что меня может стошнить у ее входа, и я пошел в сторону. Но мой наставник сказал, что делать этого необязательно.

- Андрей, ночью в джунглях много зверей, змей и скорпионов. Лучше не отходить далеко от малоки. Мы делаем это у малоки.

Меня стошнило, и мое самочувствие стало сразу лучше. Я поделился с наставником своими видениями.

- Это здорово, что ты видел змею – она дух яхе.

В течение последующих часа-двух меня тошнило еще несколько раз. Мой наставник спросил меня, хочу ли я еще пить яхе. Я ответил, что нет, и юноши, разносившие мужчинам яхе, перестали мне его подносить. Таивано продолжали пить яхе, регулярно выходили наружу испражняться, возвращались в малоку, вновь проговаривали священные речетативы, танцевали, принимали мамбе, мыно, курили табачные сигары.

Мой наставник находился со мной рядом.

- Знаешь, первое, что я увидел, когда почувствовал действие яхе, - люди, находящиеся в малоке, расплылись, стали цветными, - говорю я с ним.

- Да, ты и видел людей яхе, это мы и есть таивано – люди яхе, - улыбаясь, отвечает наставник.

Наконец меня стошнило основательно, и мне стало лучше. Головокружение прошло, но видения, как с закрытыми, так и открытыми глазами, меня не покидали. При этом я сохранял ясность ума и мог аналитически мыслить. Когда я смотрел перед собой, я видел реальность. Но стоило мне опустить голову вниз, как земляной пол малоки оживал. По нему начинали двигаться какие-то яркие светящиеся непонятные существа, плавали рыбы, ползали змеи, вырастали красивые деревья, вверх взлетали искорки. Характерно, что все эти существа были добрыми. Никто из них не пытался меня атаковать или укусить. Змеи как-будто звали меня куда-то. От всего происходящего и видений не было страшно. Я попросил шаманскую палицу, оперся на нее, как таивано, положив ее на левое плечо, опустил голову вниз и с открытыми глазами смотрел цветное 3D кино с разными постоянно меняющимися сюжетами.

Периодически я делился своими впечатлениями о видениях с таивано. Похоже, они мне завидовали, восклицая что-то вроде: «Здорово, что ты все это видишь». Вероятно, у них не было столь ярких впечатлений после многолетней практики употребления яхе.

- Кайман означает дьявола, - слышу Хорхе разъясняет рядом сидящему Томасу его видения.

Сложно сказать, как долго я находился под действием яхе. Таивано говорят, что его действие длится около двух часов. Возможно, это для них, имеющих долгий опыт употребления яхе. Я знаю, что в малоку я зашел, как только стемнело, около шести часов вечера. Видения у меня прекратились примерно за час до моего ухода с праздника, а ушел я спать около начала третьего ночи.

- Я хочу спать, я могу уйти? Это нормально? Это не будет оскорбительно для остающихся на празднике таивано?

- Да, это нормально, ты можешь пойти спать, если устал, - ответил мой наставник.

К этому времени все женщины, кроме живших в малоке, давно покинули общинное жилище. На ритуале оставались в основном мужчины.

Я ушел спать в свою хижину..."