пятница, 22 декабря 2017 г.

Публикация BRASIL.RU. Пиюлага - место для рыбалки

Публикация BRASIL.RU. Пиюлага - место для рыбалки





Пиюлага – место для рыбалки

Организатор и участник этнографических экспедиций к индейцам Амазонии, автор научных и научно-популярных публикаций по этнографии индейцев, основатель проекта «Mалые народы мира», кандидат философских наук Андрей Александрович Матусовский рассказал об экспедиции к индейцам ваура в Парке коренных народов Шингу.
Мое первое знакомство с коренными жителями бразильской Амазонии состоялось на севере штата Мату-Гросу в Парке коренных народов Шингу. В этом парке проживает шестнадцать этнических групп, десять из них: ваура, камаюра, меинаку, явалапити, калапало, куйкуру, авети, матипу, науква, трумаи – образуют социокультурную общность, которую в этнологической литературе принято называть шингуано.
Несмотря на принадлежность к разным языковым семьям, этнические группы, входящие в социокультурную общность шингуано, имеют во многом схожую мифологию. Для всех шингуано область, где многочисленные реки региона сливаясь образуют могучую Шингу-Морена, считается священной – здесь появились первые люди. Все шингуано имеют общее самоназвание – укучи, их связывают междеревенские браки и яркие коллективные ритуалы и праздники.
Деревня Пиюлага
В Пиюлаге проживает около 400 человек. Деревня состоит из больших овальных хижин, располагающихся по периметру большого круга, в центре которого стоит мужской дом. Женщинам запрещено входить в мужской дом под страхом сурового наказания, так как это место, где хранятся священные флейты, которые можно видеть только мужчинам.
Каждая хижина по периметру круга предназначена для размещения двух-трех расширенных семей. Хижины напоминают огромные овальные стога сена – их стены, переходящие в крышу, выложены тростником сапе, спускающимся до самой земли. Два входа каждой хижины располагаются на ее длинных сторонах.



Одна из хижин в деревне Пиюлага

В Пиюлаге четко прослеживается имущественное неравенство. Есть небольшие и бедные хижины, в которых весь интерьер составляют подвешенные к опорным столбам гамаки и костер-очаг с несколькими алюминиевыми кастрюлями и глиняными горшками. Другие хижины, к примеру, шамана, кажутся огромными. Внутри они просторны, и в них много всевозможных предметов традиционной и современной культуры.
Помимо Пиюлаги существует еще одна деревня ваура, расположенная в верховьях реки Батови, на самой границе Парка коренных народов Шингу.
Озеро Пиюлага
Пиюлагой называют не только деревню, но и озеро, находящееся примерно в километре от поселения. В переводе с языка ваура Пиюлага – это место для рыбалки. Озеро Пиюлага соединено длинной узкой извилистой протокой с рекой Батови, впадающей в Ронуро – одну из многочисленных рек, образующих полноводную Шингу. В том месте, где протока впадает в основное русло Батови, ваура построили плотину-ловушку. Рыба – основной продукт питания в их рационе. По сути, озеро Пиюлага для ваура большой бассейн с рыбой. В сухой сезон, когда уровень воды в Пиюлаге и протоке падает, рыба устремляется в Батови. Чтобы она не ушла в реку, и жители деревни не остались бы без еды, ваура построили эту ловушку.
После рыбалки улов распределяется между теми, кто участвовал в его добыче. Каждый из участников рыбалки может взять необходимое ему количество рыбы. Но мало претендовать на пойманную рыбу, каждый должен сам донести ее до своей хижины.



Каждый несет свой улов сам

Члены нашей экспедиции, не подозревая подвоха, выпрыгнув из каноэ, взяли с собой только фото- и видеотехнику – свой рабочий инструмент. Мы рассчитывали забрать часть нашего улова в деревне. Но не тут-то было. Ваура расценили наше поведение иначе: раз вы не несете до дома пойманную вами рыбу, значит, она вам не нужна и вы не голодны. Так, не зная этого правила, после рыбалки мы остались без рыбы – нескольких крупных упитанных пираний, выловленных членами экспедиции. В январе-феврале, когда уровень воды в реках повышается и рыбы, которую было бы легко поймать, мало, ваура охотятся на мелких животных, таких как птицы и обезьяны.
Хранители традиции
Несмотря на то, что все жители Пиюлаги продолжают вести традиционной образ жизни, основными хранителями традиций ваура являются примерно 15-20 мужчин среднего и старшего возраста. Они ходят в набедренных повязках, представляющих собой гирлянды, изготовленные из многочисленных плоских перламутровых кружочков, нанизанных на нити, обернутые вокруг пояса; своим прическам придают традиционную для всех шингуано форму «под горшок». Ваура говорят, что с такой прической им удобнее носить головные уборы из перьев. Молодежь предпочитает просто коротко стричься.
Согласно традиции, на закате мужчины собираются перед мужским домом. Они разводят костер. Чтобы пламя не было слишком высоким, ваура подбрасывают в огонь лишь небольшие сучья и щепки. Вокруг костра на низких деревянных скамеечках сидят десять наиболее уважаемых мужчин в возрасте от 48 до 70 лет. Пожалуй, самый авторитетный среди них – Атака, сын вождя.
Статус вождя у ваура наследуется по мужской линии. Если у вождя нет сына, власть переходит к его брату. Другой важный критерий лидерства – кандидат должен обладать авторитетом в общине. Как говорят ваура, главное, чтобы он мог организовать коллективные работы по расчистке новой плантации в джунглях или устроить рыбную ловлю, знал обычаи, мифологию, традиции своего народа и португальский язык. Атака именно такой человек (через несколько лет после этой экспедиции, уже в Москве, я получил информацию из Бразилии, что старый вождь умер, Атака занял его место).



Атака – сын вождя

Покуривая сигары, свернутые из цельного листа табака, ваура ведут степенные разговоры. С заходом солнца деревенская площадь пустеет. Мужчины решают вынести из мужского дома священные флейты. Они оглядываются по сторонам, чтобы не было видно женщин.
Зажигая от костра лучину, Атака заходит в темноту мужского дома и выносит из него наружу небольшую флейту длиной около сорока сантиметров. Он начинает на ней играть. Еще несколько мужчин располагаются по четырем сторонам от играющего. Вся эта процессия отправляется в одну из жилых хижин. Ваура заходят внутрь, слышно, как флейта продолжает играть. В этой хижине заболел молодой мужчина, поэтому ваура считают, что в жилище поселился злой дух, которой должен быть изгнан, и игра на священной флейте способствует этому.
Ука-ука
На следующее утро в центре деревенской площади около мужского дома собираются мальчики и юноши, решившие потренироваться в традиционной для всех шингуано борьбе ука-ука. Ими руководит опытный тренер – молодой мускулистый мужчина, указывающий, как правильно проводить различные приемы и захваты.
Правила и приемы ука-ука довольно просты. Борцы встают друг против друга. Громко гортанно вскрикивая, они резко вступают в схватку. Противника разрешено хватать за ноги, за руки и туловище. Отсутствуют какие-либо удушающие или болевые приемы. Основная задача – лишить соперника равновесия и повалить его на землю, лучше всего на спину. Как только это будет достигнуто, противник считается проигравшим, а поединок – завершенным.



Мужская ука-ука

Ука-ука – это состязание в силе: все действия борца рассчитаны на силу, на мощь его мускулов. Для большей устойчивости соперники встают на колени, поэтому свои колени участники состязаний оборачивают хлопковыми повязками. Раньше для этих целей применяли растительные волокна. «Андрей, если ты к нам еще вернешься, привези нам настоящие наколенники, как у белых спортсменов», – просят ваура.
Мужская борьба ука-ука широко известна во всем мире благодаря мускулистым ярко раскрашенным борцам. Но мало кто знает, что у шингуано также практикуется женский вариант ука-ука.
Моитара
Около полудня на желтом грузовичке с эмблемой ФУНАИ, правительственной организации, занимающейся вопросами коренных народов Бразилии, по грунтовой утрамбованной дороге приезжает большая группа женщин камаюра. Дорога также выполняет функции взлетно-посадочной полосы, соединяющей Пиюлагу и Пост Леонарду – административный центр Парка коренных народов Шингу, организованный легендарными братьями Вилаш Боаш.
Пестрой толпой приехавшие женщины рассаживаются в центре деревенской площади. К ним стекаются женщины ваура и любопытствующие мужчины. Молодые девушки камаюра, забинтовав колени хлопковыми повязками, подходят к девушкам ваура и вызывают их на поединок. Правила женской ука-ука мало чем отличаются от ее мужского аналога, однако у женщин борьба лишена агрессии, резкости и взрывных движений, характерных для мужских поединков.



Моитара – ритуал дарения

Женщины камаюра приехали в Пиюлагу неслучайно. Цель их визита моитара – традиционный ритуальный обмен между деревнями, практикующийся у шингуано. Соревновательные поединки ука-ука лишь дополняют программу дружественного визита.
Одна из женщин камаюра берет на себя роль ведущей. Она показывает разные предметы и вещи, привезенные с собой камаюра, и предлагает их женщинам ваура. Можно взять любую понравившуюся вещь, и она станет собственностью. Образовывается целая толпа из желающих получить что-то в подарок.
Смысл моитара заключается в том, что через некоторое время теперь уже женщины ваура приедут с ответным визитом в деревню камаюра, где они также произведут акт дарения.
Между злым духом и больницей
Шаман – духовный лидер общины. Ваура считают, что существуют два типа болезней: болезни белых и болезни, вызванные происками злых духов. Если причиной болезни является злой дух, больного излечивает шаман. Если болезнь от белых людей, вуара отправляются лечиться на Пост Леонарду, где находится медицинский пункт, или даже в Канарану – ближайший город на окраине парка.
В одной из хижин серьезно заболел грудной ребенок. Взяв с собой несколько сигар, свернутых из листьев табака, и связку еще каких-то зеленых листьев, его отправляется лечить шаман. Наше этнографическое любопытство – как все будет происходить – влечет нас за ним. Но шаман запрещает членам экспедиции даже находиться в хижине, мотивируя свой отказ тем, что изгоняемый им злой дух, выйдя из тела больного, может навредить незащищенным от его козней другим присутствующим, вселившись в их тела.
Вскоре выясняется, что церемония изгнания злого духа прошла безрезультатно. Ребенку по-прежнему плохо. Шаман констатирует, что малыш страдает от болезни белых людей. Тогда сын шамана по рации связывается с Канараной, запрашивая самолет ФУНАСА – правительственной организации, занимающейся вопросами здравоохранения коренного населения Бразилии. Маленький одномоторный самолетик ФУНАСА прилетает на удивление быстро. Молодые родители с больным ребенком забираются в самолет, и он взмывает в небо, оставляя клубы красной пыли. Деревня Пиюлага продолжает жить тихой размеренной жизнью.
Фото © Андрей Матусовский
Автор статьи: Андрей Матусовский

четверг, 30 ноября 2017 г.

Полевой проект «Малые народы мира» и изучение социальной организации индейских народов Амазонии

Завтра третий день работы Школы политической антропологии архаических и традиционных обществ.
Кому интересно, мой доклад ближе к вечеру:

16:00 – 17:00 Матусовский А.А. (Проект «Малые народы мира») Полевой проект «Малые народы мира» и изучение социальной организации индейских народов Амазонии.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ АРХАИЧЕСКИХ И ТРАДИЦИОННЫХ ОБЩЕСТВ: СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ Международная школа для молодых ученых, РГГУ, 29 ноября – 1 декабря 2017 г.
СРЕДА, 29 НОЯБРЯ
11.00 – 11:30 Открытие школы. Приветственное слово руководства РГГУ и Факультета истории, политологии и права ИАИ
11:30 – 12:30 Ершова Г.Г. (РГГУ) Антропосистемный подход и политическая антропология: пространства пересечения
12:30 – 13:00 Кофе-брейк
13:00 – 14:00 Ковалевски С. (Университет Джорджии, США) Big Cities, Little States: On the Archaeology of City-States
14:00 – 15:00 Обед
15:00 – 16:00 Бондаренко Д.М. (Институт Африки РАН и РГГУ) Гомоархия как принцип социально-политической организации
16:00 – 17:00 Чакон Й. (Университет Джеймса Мэдисона, США) Contribution of Status Lineages in the Development of the State
17:00 – 17.30 Кофе-брейк
17:30 – 18:30 Коротаев А.В. (Институт востоковедения РАН, (Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики») Моделирование глобальной урбанизационной динамики
ЧЕТВЕРГ, 30 НОЯБРЯ
10:00 – 11:00 Смолл Д. (Лихайский университет, США) Explaining the Weak Political Economy of the Classic Maya: A Comparative Analysis
11:00 – 12:00 Токовинин А. (Университет Алабамы, США) All the king’s men? Political change, courtly elites, and urban landscape in Classic Maya Society
12:00 – 12.30 Кофе-брейк
12:30 – 13:30 Чакон Р. (Университет Уинтроп, США) Tibenuk and Chuji: Status Attainment and Collective Action in Egalitarian Settings
13:30 – 15:00 Обед
15:00 – 16:00 Уваров П.Ю. (Институт всеобщей истории РАН) Средневековый Запад: чего не учел Ибн Хальдун?
16:00 – 17:00 Щавелев А.С. (Институт всеобщей истории РАН) Держава Рюриковичей в первой половине Х в.: проблемы и методы реконструкции
17:00 – 17:30 Кофе-брейк
17:30 – 18:30 Марей А.В. (Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики») Королевская власть в средневековой Кастилии: проблемы восприятия, репрезентации и изучения
ПЯТНИЦА, 1 ДЕКАБРЯ
10:00 – 11:00 Бондаренко Д.М. (Институт Африки РАН и РГГУ) Общинность как основа социально-политической традиции субсахарской Африки
11:00 – 12:00 Леванова Е.С. (Институт археологии РАН, РГГУ) Вождества, государства или между ними? Социально-политическая организация муисков (Колумбия) накануне Конкисты 12:00 – 12.30 Кофе-брейк
12:30 – 13:30 Беляев Д.Д. (РГГУ) Номовые государства, региональные царства и ранние империи: к проблеме типологии ранних государств
13:30 – 15:00 Обед
15:00 – 16:00 Сафронов А.В. (МГУ) ГИС-технологии в реконструкции территориальной организации ранних государств
16:00 – 17:00 Матусовский А.А. (Проект «Малые народы мира») Полевой проект «Малые народы мира» и изучение социальной организации индейских народов Амазонии
17:00 – 17:30 Кофе-брейк
17:30 – 18:30 Давлетшин А.И. (РГГУ) Реконструкция социально-политической организации доконтактных обществ на основе устной традиции (на примере атолла Нукурия, Полинезия)

Заседания Школы пройдут в Российском государственном гуманитарном университете (ул. Миусская площадь, д. 6, к. 5), вход с улицы Чаянова, 15.

четверг, 23 ноября 2017 г.

Публикация. БРЭ: хиваро, чирипа, чоко, шаванте

Вышел 34-й том Большой Российской Энциклопедии, в котором можно увидеть мои статьи о хиваро, чирипа, чоко и шаванте:

- Матусовский А.А. Хиваро. Большая Российская Энциклопедия, т. 34. Председатель науч.-ред. совета Ю.С. Осипов. Отв. ред. С.Л. Кравец. М., 2017. С. 42-43. Скачать файл pdf;
Цанца хиваро. Musées royaux d′Art et d′ Histoire/Musée du Cinquantenaire. Фото А.А. Матусовского, 2014.
Матусовский А.А. Чирипа. Большая Российская Энциклопедия, т. 34. Председатель науч.-ред. совета Ю.С. Осипов. Отв. ред. С.Л. Кравец. М., 2017. С. 596.  Скачать файл pdf.
Матусовский А.А. Чоко. Большая Российская Энциклопедия, т. 34. Председатель науч.-ред. совета Ю.С. Осипов. Отв. ред. С.Л. Кравец. М., 2017. С. 619-620. Скачать файл pdf.
Матусовский А.А. Шаванте. Большая Российская Энциклопедия, т. 34. Председатель науч.-ред. совета Ю.С. Осипов. Отв. ред. С.Л. Кравец. М., 2017. С. 670-671.  Скачать файл pdf.
Шаванте разделяет лист пальмы бурити (Mauritia flexuosa) на волокна. Фото А.А. Матусовского, 2011.

понедельник, 20 ноября 2017 г.

Трубы юкуна

   Во время "танца кукол", ритуала, тождественного обряду юрупари у индейских этнических групп, входящих в социокультурную общность Ваупес, юкуна, проживающие на юго-востоке Колумбии на реках Миритипарана и Какета, используют короткие трубы. В отличие от горнов и флейт юрупари музыкальные инструменты юкуна не запрещено видеть женщинам.
     Связки труб хранятся внутри малоки как на настилах, устроенных между периметральной стеной строения и идущими параллельно ей вспомогательными опорными столбами, так и подвешиваются к стропилам общинного жилища. Эти музыкальные инструменты представляют собой полые цилиндры, изготовленные из дерева бальсы, длиной около метра и диаметром 13-17 сантиметров, с одного конца которых выточена ручка диаметром пять-семь и длиной 15-17 сантиметров. Через ручку, одновременно являющуюся мундштуком, проходит тонкое сквозное отверстие, переходящее в широкую полость, по длине совпадающую с остальной частью музыкального инструмента. Трубы расписаны геометрическим орнаментом. При игре они издают глухой протяжный звук.
Трубы юкуна, подвешанные к стропилам малоки (Колумбия, департамент Амазонас, р. Миритипарана).
 Фото А.А. Матусовского, 2015.

пятница, 3 ноября 2017 г.

Видеоматериалы: праздник пеки (caryocar brasiliens) у шингуано

   В 1975 г. американский антрополог Томас Грегор посетил меинаку в Парке коренных народов Шингу (Бразилия, Мату-Гросу). Его визит к меинаку совпал с праздником сбора плодов пеки (caryocar brasiliens). Он снял интересный и познавательный фильм о празднике пеки у меинаку.
     В 2013 г. экспедиция проекта присутствовала на празднике пеки у ваура в Парке коренных народов Шингу. К сожалению, у меня в самый неподходящий момент сломалась видеокамера, и я вел съемку не с самого первого ритуала, входящего в цикл церемоний праздника пеки. Моя съемка начинается с ритуала хыхэга.
     Материалы экспедиции были опубликованы:
    Просмотрев эти два фильма, можно увидеть и сравнить как проходил праздник пеки у двух аравакоязычных групп, входящих в социокультурную общность шингуано. 

Thomas Gregor, 1975

четверг, 5 октября 2017 г.

Los problemas actuales de la antropología de los países Iberoamericanos


     На 3-й международный форум "Россия и Ибероамерика в глобализирующемся мире: история и современность" в Санкт-Петербург я ехал без энтузиазма. Нет, ну правда, политики, глобализация, пусть даже и специально приглашенная Дилма Русеф, бывший президент Бразилии, - все не мое по Латинской Америке. Потом после некоторых совместных обсуждений визит в Санкт-Петербург постепенно приобрел конкретные очертания. На форуме появилась отдельная секция «Актуальные проблемы антропологии и этнографии Америки». И я поехал. Мои негативные ожидания исчезли практически сразу же, как только я посетил одну из выбранных секций, предшествующих работе нашей. Я прослушал доклады многих латиноамериканских, иберийских и российских коллег: Мексика, Бразилия, Испания, познакомился с бразильскими коллегами из федерального университета Рораймы в Боа-Виста, а они с энтузиазмом восприняли мой доклад "Индейцы Амазонии и Оринокии юзеры всемирной сети". Спасибо  Михаилу Кабицкому, руководителю нашей секции, прекрасно организовавшему ее работу: все четко, информативно, с соблюдением регламента. Я сам люблю четкость и конкретику. А Роман Игнатьев (anthrotube) вел онлайн трансляцию работы нашей секции: часть 1 и часть 2. Мне было приятно общаться с вами, питерцы: Денис Мильори, Люба Першина, оказывается, состоявшая в переписке с Леви-Стросом по поводу морали в антропологии и получившая от него ответ, что никакой морали в антропологическом исследовании не существует, Анастасия Калюта. Полным сюрпризом для меня стал визит Михаила. Дмитрий Рудков, было очень неожиданно получить от тебя привет из Колумбии - ты направил Михаила из Колумбии через Германию в Санкт-Петербург, чтобы он пришел на мой доклад! Нет, правда, было круто! Спасибо, Питер!

вторник, 26 сентября 2017 г.

3-й международный форум "Россия и Ибероамерика в глобализирующемся мире: история и современность"/Симпозиум "Актуальные проблемы антропологии стран Ибероамерики"

       2-4 октября 2017 г. в Санкт-Петербурге состоится Третий международный форум "Россия и Ибероамерика в глобализирующемся мире: история и современность", который проводится Санкт-Петербургским государственным университетом и Институтом Латинской Америки РАН при участии Института Беринга-Белллинсгаузена для обеих Америк (г. Монтевидео, Уругвай), Фонда "Росконгресс", Министерства иностранных дел РФ, Администрации Санкт-Петербурга, Фонда Егора Гайдара и финансовой поддержке Банка Сантандер.
     В рамках форума будет работать симпозиум "Актуальные проблемы антропологии стран Ибероамерики", на котором состоится мой доклад: А.А. Матусовский "Индейцы Амазонии - юзеры всемирной сети".
     Аннотация доклада. Дискурс индейцев Амазонии и Оринокии во всемирной сети представляет для социального и культурного антрополога большой интерес: как индейцы позиционируют себя в Интернете, как ведут с представителями другой культуры, как строят с ними свои диалоги, что их интересует, какой информацией делятся - это большой пласт нового полевого материала.
Индейцы барасана с ноутбуками. 
Колумбия, департамент Ваупес. Фото А.А. Матусовского, 2014 г.

четверг, 21 сентября 2017 г.

Экспедиция к индейцам яномамо, 2004: видеоматериалы

     Большинство этнографов читало книгу "Яноама": Биокка Э. Яноама. М., 1972.
     В книге рассказывалось о трагической судьбе маленькой бразильской девочки, которую украли яномамо.
    Вот что писалось в предисловии к этой книге. Это – "не совсем обычная книга. Это и не художественный вымысел, и не рассказ путешественника о природе и людях посещенных им земель. "Яноама" - это воспоминания женщины, прожившей двадцать лет среди индейцев. Ее зовут Елена Валеро. Отец у нее испанец, мать - бразильянка. Вместе с родителями Елена жила на северо-западе Бразилии. Однажды лодка, в которой Елена плыла вместе с родителями, подверглась нападению индейцев. Всем пассажирам лодки, кроме Елены, удалось бежать, а Елена, которая в то время была еще совсем девочкой, отстала и попала к индейцам. Это случилось в 1937 г. Вернулась же она в мир белых взрослой женщиной, несколько раз побывавшей замужем, имевшей детей. Рассказ Елены Валеро о том, как она попала к индейцам, жила в их среде, о них самих и о возвращении в "цивилизованное" общество был записан известным итальянским путешественником и исследователем Амазонки Этторе Биокка. Так появилась книга "Яноама", впервые изданная в Италии в 1965 г. и сразу же вызвавшая большой интерес и специалистов, и самых широких кругов читателей".
     Со временем Елена Валеро осела на правом берегу Ориноко, в нескольких километрах от устья Окамо, правого притока верхней Ориноко. Елена Валеро умерла в конце 1990-х гг.
     В 2004 г. состоялась моя первая экспедиция к индейцам яномамо в верховья Ориноко. Тогда я встретился с сыном Елены Валеро - Хосе Валеро и взял у него интервью. Хосе жил в той же деревне яномамо, где жила его мать. Он производил впечатление мягкого и спокойного человека. Включив видеокамеру, я попросил рассказать его, как они жили вместе с матерью среди яномамо в те годы, когда он был еще совсем маленьким. Хосе как-то уклончиво ответил, что не очень хорошо помнит это время, но похоже, он просто не любит вспоминать свое детство и отрочество. Немного помолчав и выпив чашечку предложенного нами кофе, Хосе начал говорить. Но тень трагической судьбы, как мне показалось, лежала на его лице – лейтмотивом его рассказа проходило, врезалось в память плохое обращение отца с матерью.

четверг, 14 сентября 2017 г.

История одной фотографии

Матусовский А.А. с индейцем барасана,
Колумбия, департамент Ваупес, ноябрь 2014 г.
    Эта фотография была сделана в колумбийской Амазонии, в департаменте Ваупес в ноябре 2014 г. во время экспедиции к индейцам барасана и татуйо.
   Первый раз я посетил Колумбию, можно сказать, случайно. Так получилось, что одна из моих экспедиций к индейцам пиароа и панаре, проходившая в Венесуэле в 2002 г., закончилась раньше намеченного срока. У меня оставался один день до вылета из Пуэрто-Аякучо в Каракас, и я решил провести его в Колумбии. Я пересек пограничную реку Ориноко и оказался на колумбийской стороне. Тогда я поднялся на невысокую гору, возвышавшуюся над бескрайними изумрудными льяносами в бассейне реки Томо.
   Во второй раз я оказался на территории Колумбии в 2004 г. и также пересек Ориноко в районе Пуэрто-Аякучо. В этот раз я провел день в маленьком поселке Касуарито. Оба посещения Колумбии были фрагментарными. Контакт с местным населением был непродолжительным. Мой этнографический исследовательский интерес оставался неудовлетворенным.
      Я знал, что на крайнем востоке и юго-востоке Колумбии проживают многочисленные индейские этнические группы, которые в этнологической литературе обозначают как социокультурную общность Ваупес. Мне всегда хотелось разобраться в хитросплетении культуры этих индейских этнических групп.  В октябре 2014 г. я вылетел на небольшом одномоторном самолетике из городка Миту, административного центра департамента Ваупес, в деревушку барасана эдурья Сонанья, стоявшую на берегу Пирапараны, левого притока Апапориса. С капитаном общины был знаком один человек, который помог мне организовать эту экспедицию. Капитан Сонанья любезно пригласил посетить его общину. В Сонанья есть грунтовая посадочная полоса, устроенная первыми миссионерами, прибывшими в этот отдаленный уголок колумбийских джунглей в конце 1960-х гг.
      Несмотря на то, что к этому времени у меня уже был богатый опыт полевых исследований в разных уголках Амазонии, ее колумбийская часть покорила меня сразу, еще в воздухе. Роскошный зеленый ковер бескрайнего тропического леса, уходящего за горизонт, стал виден сразу после взлета «Сессны». Под крылом самолетика, местами среди джунглей на берегах рек, видны были индейские малоки.
   Через пару дней пребывания в Сонанья мы отправились с двумя проводниками вверх по Пирапаране. Мы хотели достигнуть священного водопада Голондринас, на камнях которого были нанесены древние петроглифы, играющие, как и сам водопад, важную роль в системе традиционных верований местных индейских этнических групп. До водопада мы шли два дня по джунглям. Было очень тяжело физически. Силы отбирали постоянно следовавшие один за одним холмы, вода, затопившая тропу — порой приходилось идти в воде по пояс, высокая влажность, жара. На ночевку мы останавливались в малоке татуйо.  За два дня мы посетили несколько общин барасана таэвано и татуйо на берегах Пирапараны.
     Путь на Голондринас был не только тяжелым, но познавательным и информативным. В одной из общин я познакомился с индейцем барасана таэвано по имени Рейнел. Несмотря на то, что он был капитаном и местным учителем, он выглядел весьма неприметно: невысокого роста, в очках, в современной креольской одежде — шорты и футболка. Казалось, чем он мог быть интересен. Рейнел пригласил на какой-то праздник, который должен был состояться через несколько дней в его общине. Тогда я еще не понял, какая это была для меня огромнейшая этнографическая удача.
     После возвращения с Голондринас я еще несколько дней провел в Сонанья. Наконец, я попросил, чтобы меня отвезли на лодке в общину Рейнела. Рейнел радушно меня встретил и предложил для размещения одну из построек, стоявшую рядом с его хижиной. Проходили дни, но никакого праздника явно не намечалось. В какой-то момент, решив, что у индейцев все так, я решил сказать Рейнелу, что возвращаюсь назад в Сонанья, и попросил его найти мне лодку. Рейнел удивился моему решению и заявил, чтобы я так не поступал. «Но ведь нет никакого праздника, на который ты звал», — ответил я. «Праздник начнется сегодня ночью, я ждал нужного срока», — сказал Рейнел. Я вновь ему не очень поверил, а для себя решил, что если ночью ничего не произойдет, я вернусь в Сонанья.  Наступила ночь — кромешная темнота спустилась на землю. На небе сверкали мириады звезд, видны были различные созвездия и Млечный путь. В деревне царила тишина. Я забрался в своей гамак и собрался спать. Я стал уже засыпать, когда в темноте я услышал глухой басистый раскатистый звук, доносившийся из малоки. Я вылез из гамака и, подсвечивая себе путь карманным фонариком, отправился в малоку.
     Так я попал на обряд юрупари — важный ритуал для индейских этнических групп, входящих в социокультурную общность Ваупес. Он длился безостановочно три ночи и два дня. Все мужчины общины собрались в малоке, из леса они принесли запретные для женщин флейты и горны юрупари и играли на них. В центре мужчин сидел Рейнел. Он оказался куму — авторитетнейшим шаманом округи, который руководил обрядом юрупари.
    Не многим этнологам и антропологам посчастливилось видеть и присутствовать на обряде юрупари. Я оказался в их числе. Сейчас я с ужасом думаю, что я мог уехать из общины Рейнела всего за несколько часов до начала юрупари. Рейнел запретил мне снимать основные действия обряда юрупари, и я три ночи и два дня скрупулезно выполнял рутинную этнографическую работу — с блокнотом и ручкой в руках фиксировал каждое действие ритуала, движения и наряд танцоров и певцов, порядок действия и очередность церемоний.


     На этой фотографии я запечатлен с Рейнелом после завершения обряда юрупари. На нем наряд и регалии куму — гладко отшлифованный цилиндр из белого кварца, символизирующий ягуара, и ожерелье из клыков ягуара. Мы оба уставшие и невыспавшиеся после ночных бдений в малоке на обряде юрупари.

четверг, 31 августа 2017 г.

56-й международный конгресс американистов (15-20.07.2018 г., Испания, Саламанка)

15 - 20 июля 2018 г. в Испании, в г. Саламанке состоится 56-й международный конгресс американистов.

Срок подачи заявок до 20 октября 2017 г.

The Organizing Committee of the 56th International Congress of Americanists (ICA) invites the scholarly community to participate in the congress that will take place in Salamanca from the 15th to the 20th of July of 2018. Under the motto “Universality and particularism in the Americas,” this edition of the ICA invites us to reflect on the relationship between universality and particularism in the production of knowledge, a dialogue in which the need to know the idiosyncrasies of social, political, artistic, and cultural phenomena, leads us to create new hypotheses in order to enrich and rethink grand social theories in the sciences and the humanities. The multidisciplinary and inclusive character of ICA since its beginning in 1875 as an area congress underscores the importance of this dynamic in the production of knowledge. Based on an interdisciplinary and inclusive approach, ICA gathers together researchers who study the politics, the economics, the cultures, the languages, the history, and the prehistory of the Americas, from Alaska to the Caribbean and Tierra del Fuego. The congress welcomes contributions on the specificities of Latin America and the Caribbean. The goal is to enrich social general theories.

вторник, 22 августа 2017 г.

"Кошачьи усы" женщин матсес

Лица женщин матсес, проживающих в Перу (на востоке провинции Лорето) и Бразилии (на крайнем западе штата Амазонас), украшают характерные "кошачьи усы" – тончайшие тростинки длиной около двадцати сантиметров, воткнутые в ноздри, примерно, по пять-семь в каждую. Легко предположить, что "кошачьи усы" имитируют дикую кошку, ягуара. Однако матсес говорят, что данное украшение ничего не означает, кроме того, что мы – матсес – люди. Раньше, - поясняют он, - женщины еще вставляли в нижнюю губу такую же длинную, но более толстую тростинку. «Кошачьи усы» продолжают носить только некоторые женщины старшего и среднего возраста. Девушки себя так уже не украшают. Скорее всего, когда умрут все женщины среднего и старшего возраста этот обычай матсес уйдет вместе с ними. Но пока подобные украшения еще можно наблюдать у матсес, к примеру, в Перу на реке Лобояку, левом притоке реки Гальвес. На ночь «кошачьи усы» снимают. Утром женщины вставляют или не вставляют их в ноздри, следуя исключительно своим желаниям и настроениям.
      Фотографии сделаны в Перу в феврале-марте 2017 г. во время экспедиции к индейцам матсес. Автор фото Матусовский А.А.


пятница, 7 июля 2017 г.

XII Конгресс этнологов и антропологов России: секция 9. Междисциплинарные методы исследования этнических взаимодействий: фольклор и мифология

3-6 июля 2017 г. в Ижевске проходил XII Конгресс этнологов и антропологов России, на котором работала секция 9. Междисциплинарные методы исследования этнических взаимодействий: фольклор и мифология.
Руководителями секции 9 были:
Березкин Юрий Евгеньевич – д.и.н., Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН (Санкт-Петербург)
Христофорова Ольга Борисовна – д.филол.н., Российская академия народного хозяйства и государственной службы; Школа актуальных гуманитарных исследований (Москва)

В фольклоре народов мира существуют отдельные мотивы и целые жанры, описывающие межэтнические взаимодействия и культурные контакты. При этом нельзя утверждать, что фольклор непосредственно отражает реальность межэтнических отношений. Скорее, следует говорить о процессах «преломления» этноисторических событий в устной традиции. Фольклор можно назвать «кривым зеркалом» событийной реальности, но эта «кривизна» отнюдь не спонтанна и хаотична – она организована по своим законам и сама, в свою очередь, являет собой механизм восприятия и, следовательно, организации реальности. Восприятие «инородцев» и их обычаев также определяется мифологическими моделями, причем в обществах не только архаических, но и, нередко, постиндустриальных. Существует еще один важный пункт, в котором пересекаются фольклор и этническая история: статистически надежное совпадение наборов повествовательных эпизодов и мифопоэтических образов у разных народов можно рассматривать как отражение межкультурных контактов либо как свидетельство общего происхождения. Наборы мотивов сказочного фольклора скорее указывают на относительно недавние (немногие тысячелетия либо даже столетия) контакты, а сходство наборов космологических и этиологических мотивов допустимо использовать для изучения в том числе и процессов, имевших место в глубокой древности. Наряду с данными других исторических дисциплин, материалы фольклора и мифологии являются важным источником для изучения этногенеза.

В работе секции рассматривались следующие вопросы:
•  междисциплинарные методы исследования этнических и культурных взаимодействий;
• модели и механизмы интерпретации этноисторической реальности в фольклоре народов мира;
• принципы «отбора» фольклорной средой «жизненного материала» для его включения в тексты;
• жанры и типы фольклорных текстов, «ответственных» за описание (моделирование) контактов с иными культурами;
• образы «своего» и «чужого» в фольклоре, мифологизация и демонизация «другого» (этнически, конфессионально и т.п.);
• эпизоды повествовательных текстов и элементы традиционной картины мира как материал для изучения этнокультурных контактов.

4 июля на секции 9 состоялся мой доклад "Мифологическая картина мира индейцев междуречья Ваупес – Какета в контексте этно- и социокультурных контактов".

В мифологии индейских этнических групп на юго-востоке Колумбии присутствует мотив, повествующий о том, как их первопредки прибыли в регион, поднимаясь вверх по течению рек, левых притоков Амазонки, достигнув в конечном итоге центра мира, – междуречья Ваупес – Какета. У каждой индейской этнической группы в мифологии отражены конкретные географические ориентиры, где это произошло. Так было в мифологические времена. Традиционная мифологическая картина мира остается актуальной для индейских этнических групп междуречья Ваупес - Какета и в наши дни. Краски этой картины усиливают типичные для этого региона обряды юрупари, также имеющие глубокую мифологическую основу, во время проведения которых символически воспроизводится процесс становления мира и правил поведения членов социума. Можно утверждать, что приобщение к господствующей в регионе мифологической и ритуальной практике повышает общественный статус социума, маркирует его в качестве «своего». В этой связи интерес представляют современные социокультурные процессы, происходящие на условной границе распространения описанного этнокультурного ареала. Рассмотрим их на примере индейцев юкуна, проживающих на реках Миритипарана и Какета. Доклад основан на полевых материалах, собранных в ноябре 2015 года во время экспедиции к индейцам юкуна в колумбийскую Амазонию.
Мой доклад на секции № 9. Автор фото Христофорова О.Б.

XII Конгресс этнологов и антропологов России: секция 3. Миссия американистики в России

        3-6 июля 2017 г. в Ижевске проходил XII Конгресс этнологов и антропологов России, на котором работала секция 3. Миссия американистики в России.
    На секции были рассмотрены наиболее актуальные проблемы, стоящие перед российской американистикой – дисциплиной,  изучающей антропологию, историю и лингвистику Нового Света. Российские антропологи-американисты продолжают 275-летние традиции отечественных исследований Америки, значение которых сегодня объективно обусловлено особым местом Нового Света в изучении процессов антропо-,  социо- и этногенеза на Земле. При проведении секции были сделаны акценты на дискуссионных методологических проблемах современной российской американистики, результатах отечественных полевых исследований в новых регионах, разработке геоинформационных систем для изучения индейских культур в доконтактный период, археологии доколумбовой Америки, новой трактовке архивных и опубликованных источников по антропологии Нового Света и других вопросах, круг которых определился по мере формирования состава участников . Обсуждение актуальных научных тем дало ответ на вопрос о миссии отечественной американистики – с одной стороны, о ее роли в формировании фактологической основы и теоретических достижений российской гуманитарной науки, а также о ее влиянии на общество, с другой – о ее значении для будущего развития научного знания в России при опоре на глубокие мировые и отечественные традиции. В работе секции приняли участие американисты из различных научных  центров Москвы, Санкт-Петербурга и других российских городов, уже неоднократно собиравшиеся на отечественные индеанистские и американистские научные форумы.

СЕКЦИЯ 3. МИССИЯ АМЕРИКАНИСТИКИ В РОССИИ 
РУКОВОДИТЕЛЬ Истомин Алексей Александрович – к.и.н., Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН (Москва) 

Александренков Эдуард Григорьевич (Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, Москва). Латинская Америка в отечественной этнографии

Беляев Дмитрий Дмитриевич (Российский государственный гуманитарный университет, Москва). Концепция царской власти в обществе майя классического периода

Бергельсон Мира Борисовна (Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва). Русский язык Аляски: документация, исследования, преподавание 

Воробьев Денис Валерьевич (Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, Москва). Об одной дискуссии между квебекскими антропологами и историками (атикамек и монтанье) 

Дубоссарская Майя Леонидовна (Независимый исследователь, Москва). Латинская Америка глазами русских моряков в первой трети XIX века: встреча с Другим 

Истомин Алексей Александрович (Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, Москва). Русская Америка в общественном сознании и культуре России: некоторые аспекты 

Калюта Анастасия Валерьевна (Российский этнографический музей, Санкт-Петербург). Американистские исследования в постсоветской России (1991–2016 гг.) 

Кибрик Андрей Александрович (Институт языкознания РАН, Москва). Традиционная пространственная ориентация у атабасков Аляски: дирекционалы в верхнекускоквимском языке. 

Колобов Олег Алексеевич (Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, Нижний Новгород). Роль научной школы в осуществлении российской миссии американистики 

Кондакова Ольга Владимировна (Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН, Санкт-Петербург). Миссия американиста в этнографическом музее: опыт работы в отделе Америки МАЭ РАН и перспективы исследований 

Костогрызов Павел Игоревич (Уральский государственный юридический университет, Екатеринбург). Образ латиноамериканской цивилизации в зеркале юридической антропологии 

Кузнецова Анастасия Дмитриевна (Российский государственный гуманитарный университет, Москва). Адаптация культуры бразильских индейцев к современным реалиям бразильского общества 

Матусовский Андрей Александрович (документальный научно-популярный проект "Малые народы мира", Москва). Индейцы Амазонии в свете антропологии неконтактности 

Минкова Кристина Владимировна (Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург). Экономические причины «холодной войны»: советско-американские отношения в области международного экономического сотрудничества 1945–1946 гг. 

Новосёлова Елена Владимировна (Независимый исследователь, Москва). Принципы работы с индейскими информаторами в раннеколониальную эпоху (на примере Андского региона) 

Ракуц Николай Викторович (Институт Латинской Америки РАН, Москва). Превращение реальности в миф: как работают с источниками для доказательства собственной правоты (на примере дискуссии об антропофагии в Южной Америке)

Раскладкина Марина Константиновна (ИТЦ «СКАНЭКС», Москва). Индейцы Верхнего Кускоквима: от кочевья до Фейсбука 

Сюткина Таисия Александровна (Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, Москва). Концепция прото-земледельческой фазы в изучении доколумбовых индейцев Кубы 

Хохрякова Сандра Альгимантасовна, Бернацкая Юлия Эдуардовна (Российский государственный гуманитарный университет, Москва). Пещерный комплекс Нах-Тунич как региональный ритуальный центр майя позднеклассического периода 

Шишелов Никита Сергеевич (Независимый исследователь, Москва). Военный фольклор субарктических атапасков 

Шустова Полина Евгеньевна (Казанский (Приволжский) федеральный университет, Казань). Южноамериканские коллекции в собрании Этнографического музея Казанского федерального университета
Доклад Калюты А.В.                                                                    Доклад Истомина А.А.
Доклад Кондаковой О.В.
                                             Доклад Новоселовой Е.В.
                                                                                                              Доклад Хохряковой С.А., Бернацкой Ю.В.
                        Доклад Шустовой П.Е.                              Доклад Костогрызова П.И.        Доклад Воробьева Д.В.
                                                                       Доклад Беляева Д.Д.                       Доклад Кузнецовой А.Д.
                                                                                                                            Доклад Шишелова Н.С.
В стенах Удмурсткого государственного университета