Осуществленные экспедиции

Экспедиция к индейцам матсес (февраль - март 2017 г.) 
С индеанкой матсес, 2017 г.
      Проходила в Перу, в департаменте Лорето, в бассейне реки Гальвес. Экспедиция стала логическим завершением давней задумки, связанной с желанием посетить одну из индейских этнических групп, относящихся к языковой семье пано, живущих вдали от крупных рек. Почему пано, матсес? Выходило, что матсес замыкают своеобразную "дугу", образованную предыдущими экспедициями 2007, 2014 и 2015 гг., проходящую по нескольким этнокультурным ареалам северо-западной и западной Амазонии. Было желание проверить некоторые исследовательские гипотезы, собрать новый материал. Период первых контактов матсес с перуанским обществом в конце 1960 - начале 1970-х гг. стал трагическим для этой индейской этнической группы. Избегая их, часть матсес ушла дальше на восток, в Бразилию, где их называют майоруна. Перуанские матсес говорят, что там их соплеменники продолжают строить малоки – большие общинные жилища. У матсес Перу эта традиция сошла на нет. Деревни перуанских матсес больше похожи на обычные амазонские поселки. Но на перуанской стороне сохранилась одна-единственная малока матсес, жители которой не хотят перебираться в современные поселки. Экспедиция посетила эту последнюю малоку.
         Этнографическая коллекция проекта пополнилась предметами быта индейцев матсес.
Экспедиция к индейцам юкуна (ноябрь 2015 г.) 
С учеником шамана, 2015 г.
         Проходила в колумбийской Амазонии (департамент Амазонас, река Миритипарана). 
    Южнее реки Апапорис, очерчивающей условную южную границу распространения культуры племен социокультурной общности Ваупес, протекает река Миритипарана. На ее берегах проживает несколько индейских этнических групп: в низовьях сосредоточены деревни индейцев кабияри, летуама, макуна, матапи, танимука, юкуна, яуна, среднее и верхнее течение Миритипараны - исконная область проживания индейцев юкуна. 
       В ходе экспедиции был осуществлен этнологический мониторинг в нижнем и среднем течении Миритипараны, собран интересный материал о неконтактных этнических групп региона, этнографическая коллекция проекта пополнилась образцами традиционной керамики и масками юкуна (изготовленными из дерева и тапы), используемыми во время ритуала муньэко.
Экспедиция к индейцам барасана (ноябрь 2014 г.)  
С шаманом барасана, 2014 г.
     Проходила в колумбийской Амазонии (департамент Ваупес, река Пирапарана).
      Экспедиция проекта базировалась в одной из общин барасана эдурья на реке Пирапарана. Также удалось подняться вверх по Пирапаране и посетить ряд общин индейцев татуйо. Экспедиция достигла священного для племен области верховьев Пирапараны водопада Голондринас. 
    Большой и неожиданной удачей следует считать полученное в одной из общин барасана таэвано приглашение присутствовать на празднике дабукури, больше известном как юрупари.
      Следуя табу, барасана запретили женской половине экспедиции присутствовать на большой части ритуала, во время которого мужчины внесли в малоку священные флейты и играли на них. Однако мне удалось проследить полный цикл праздника дабукури (юрупари), длящегося почти два дня и две ночи.
    Этнографическая коллекция проекта пополнилась предметами быта индейцев барасана и кубео.


Экспедиция к индейцам ваура (ноябрь 2013 г.)
В мужском доме ваура, 2013 г.
Проходила в бразильской Амазонии (штат Мату-Гросу, Нац.парк Шингу, река Батови). Экспедиция проекта провела второй полевой сезон в деревне индейцев ваура Пиюлага.
Посещение ваура было приурочено к концу сухого сезона, времени созревания орехов пеки (Caryocar Brasiliense), играющих важную роль не только в системе питания, но и мировосприятия всех индейцев этно-культурной общности шингуано, времени их сбора и проведению праздника орехов пеки.
Этнографическая коллекция проекта пополнилась предметами быта индейцев ваура. Был отснят богатый фото- и видеоматериал, повествующий о полном цикле церемоний праздника орехов пеки.

С индейцем хоти, 2012 г.
Проходила в венесуэльской Амазонии (басс. реки Парусито, штат Амазонас). Река Парусито, левый приток реки Манапиаре, несущей свои воды в Вентуари и далее в Ориноко, очерчивает западную границу территории проживания индейцев хоти. Мелководные левые притоки Парусито: Махагуа, Каньо-Бандарита, Каньо-Москито, ширина которых не превышает и десяти метров, берут свое начало в горах Сьерра-де-Маигуалида. На их берегах расположились деревни и охотничьи лагеря индейцев хоти – малочисленные людские сообщества, чье существование зависит от охоты, подсечно-огневого земледелия, рыбалки и собирательства. В сухой сезон, который длится в этих краях с октября по апрель, уровень воды в реке Парусито резко падает. Подняться вверх по обмелевшей реке, чье русло загромождено стволами упавших деревьев, возможно только на узком индейском каноэ, выдолбленном из цельного ствола дерева.
В ходе экспедиции были посещены деревни индейцев хоти на берегах рек Каньо-Москито, Каньо-Бандарита, Каньо-Махагуа, деревня индейцев ябарана Чирино на реке Парусито.
По прошествии одиннадцати лет было интересно, познавательно и приятно вернуться к старым знакомым – увидеть, как они живут сегодня, что изменилось в их жизни за последние годы.
Этнографическая коллекция проекта пополнилась за счет предметов быта и оружия индейцев хоти, привезены фото- и видеокадры.
С индейцем ваура, 2011 г.
Проходила в бразильской Амазонии (штат Мату-Гросу, Нац. парк Шингу, река Батови).
До 1940-1950-хх гг. 20 в. верховья реки Шингу оставались малодоступной, в значительной степени изолированной от внешнего мира областью.
В 1960-е гг. ускорился процесс хозяйственного освоения бразильской Амазонии, повлекший за собой строительство автодорог и интенсивную вырубку лесов, в том числе и в районе реки Шингу. В целях защиты природы края и местного индейского населения в 1961 г. был создан Национальный парк Шингу. Статус охраняемых территорий получили обширные области в верховьях реки Шингу.
В настоящее время в Национальном парке Шингу проживают шестнадцать индейских племен, говорящих на языках, относящихся к различным языковым семьям: аравакской (ваура, явалапити, мехинаку), карибской (калапало, матипу, нахуква, тшикао, нарувоту, куйкуру), тупи-гуарани (авети, камаюра, кайяби), же (суйя, тапайюна), к изолированным относятся языки трумаи и журуна.
Десять из них (ваура, явалапити, мехинаку, калапало, матипу, нахуква, авети, камаюра, куйкуру, трумаи) образуют уникальную межэтническую культурную общность, которую принято называть в этнологической литературе шингуано. Прилингвистической пестроте и некоторых незначительных отличиях в культуре эти племена роднит сходство мифологии и мировосприятия, традиций и ритуалов, использование священных флейт и запрет видеть их женщинам. У них во многом схожий образ жизни, они устраивают общие междеревенские праздники и имеют круговую планировку своих деревень со стоящей в центре хижиной для священных флейт. Как полагают ученые, межэтническая культурная общность шингуано сформировалась уже в середине XVIII века.
Несмотря на существенные изменения в жизни местных племен, произошедшие за последние десятилетия, государственная защита по-прежнему дает возможность индейским народам, населяющим Национальный парк Шингу, продолжать вести традиционное хозяйство и сохранять традиционную культуру.
В ходе экспедиции также посещались индейцы камаюра (Нац. парк Шингу) и индейцы шаванте (индейская территория Пиментель Барбоса, штат Мату-Гросу). Собран богатый этнографический материал, отсняты уникальные фото- и видеокадры.
Проходила в венесуэльской Амазонии (басс. рр. Ориноко-Окамо-Путако, штат Амазонас).
С индеанкой яномамо, 2011 г.
Причудливым образом в жизни яномамо переплетается старое и новое. Большинство яномамо сегодня носят одежду, многие знают испанский или португальский языки, исповедуют христианскую религию. При этом продолжают практиковать традиционные ритуалы с галлюциногенным порошком йопо, помогающим им общаться с духами-хекура, во многих деревнях есть свои шаманы, и народ им верит. А в наиболее отдаленных  и изолированных сообществах яномамо продолжают съедать с банановой кашей прах умерших родственников. Межобщинные конфликты, возникающие в основном из-за похищения женщин и нередко доходящие до кровопролитий, происходят среди яномамо и по сей день. Яномамо - гордый и самодостаточный народ. Национальная гвардия Венесуэлы не вмешивается в такие распри.
Пройдя пороги на реке Путако, притоке реки Окамо, экспедиция проекта достигла предгорий Серра Парима – района, из которого в 19 в. началось расселение яномамо на земли юга Венесуэлы и севера Бразилии. Бассейн реки Путако – одно из тех мест, где яномамо продолжают строить и жить в общинных домах – шабоно, сохраняя традиционный образ жизни. На пути экспедиции встречались деревни яномамо, как тесно контактирующие с внешним миром, так и ведущие замкнутый изолированный образ жизни, что позволило осуществить всестороннее исследование современной культуры яномамо бассейнов рек Ориноко-Окамо-Путако.
В Россию были привезены образцы оружия и украшений яномамо.
С индейцем хоти, 2010 г.
Проходила в венесуэльской Амазонии (басс. рр. Ориноко, Вентуари, Асита, штат Амазонас). Пройдя по рекам Ориноко-Вентуари-Асита, экспедиция проекта частично повторила маршрут группы Теодора Кох-Грюнберга, выдающегося исследователя Южной Америки, 100 лет назад прошедшего по неисследованным районам Гвианы. Экспедиция проекта посетила ряд индейских племен: пиароа, в том числе их подгруппу мако, хоти. Ее конечной целью стала одна из общин южных групп хоти на реке Асита. Этнографическая коллекция проекта обновилась за счет традиционных музыкальных инструментов (различные типы флейт) индейцев мако и хоти.

Проходила в эквадорской Амазонии (басс. рр. Тигуино, Кононако, провинции Пастаса и Орельяна).
В период 1930-1950-х гг. ваорани убили многих членов геологоразведочных экспедиций, проникавших на их землю.
С индейцами ваорани, 2009 г.
Первые сведения о культуре ваорани были получены антропологами лишь в конце 1950-х гг. Ваорани считают, что все чужаки – каннибалы (кувуди), от которых надо защищаться или их надо убивать. Еще совсем недавно ок. 40 % смертей среди мужчин-ваорани случалось в результате кровной мести.
В 1967 г. в эквадорском Ориенте была найдена нефть. Начался, продолжающийся и по сей день, нефтяной бум, основные, порой трагические события которого разворачиваются на исконной территории проживания ваорани, волею судеб практически полностью совпадающей с районом залегания одних из самых богатейших запасов нефти в мире: год от года нефтяные компании все глубже и глубже проникают в девственные джунгли, прокладываются автомобильные дороги, разрезающие сельву по всем направлениям, тянутся многокилометровые трубопроводы, бурятся все новые и новые скважины. При этом наносится непоправимый ущерб уникальной природе края.
Под натиском современной цивилизации находится и самобытная культура ваорани. Нефтяники, стараясь получить расположение ваорани, снабжают их общины одеждой, промышленными товарами и даже подвесными моторами для лодок. Жители общин, которые тесно соприкасаются с современной цивилизацией, больше не хотят поддерживать традиционный уклад жизни: молодежь не желает соблюдать древних традиций, мужчины устраиваются разнорабочими на нефтеразработки – все желают получать подарки и блага из внешнего мира.

С флейтой ягуа, 2007 г.
Бора, подвергшиеся жестокой эксплуатации во времена каучукового бума в кон. 19-нач. 20 в., и стоявшие на грани физического уничтожения, спасаясь бегством от геноцида и рабства, переселились в Перу на новую территорию, покинув несколько десятилетий назад исконную область своего проживания в Колумбии. На новом месте они сумели начать новую жизнь, сохранив при этом все свои культурные традиции. Отследить, выявить и документально зафиксировать степень сохранности и жизнестойкости традиционной культуры бора в современном мире – и было одной из главных целей исследовательского интереса.
Группа ягуа, которую посетила экспедиция, вышла десять лет назад из глубины леса специально на берег Амазонки в желании получать товары из мира «белых». Общение и наблюдение за этими индейцами позволило не только получить сведения об их быте, нравах и повседневной жизни, но и также отметить существенные изменения в их автохтонной культуре, стремительно происходящие под влиянием современного перуанского общества.
Этнографическая коллекция проекта пополнилась рядом новых экспонатов: музыкальными инструментами, предметами домашнего обихода, головными украшениями из перьев и растительных материалов племен ягуа и бора.

С индейцами панаре, 2006 г.
Проходила в венесуэльской Амазонии (басс. рр. Паргуаса, Каньо-Кулебра, штат Амазонас). Экспедиция проекта исследовала панаре на небольшой реке Каньо-Кулебра, левом притоке реки Парусито, в горах Сьерра-де-Маигуалида в Венесуэле. Вопреки ожиданиям процесс аккультурации среди индейцев этого изолированного региона зашел очень далеко. Панаре Каньо-Кулебра, хотя и продолжают оставаться, наряду с хоти, последними индейцами Венесуэлы, использующими для охоты духовые трубки с отравленными стрелами, тем не менее стремительно теряют многие элементы своей традиционной культуры.

С индеанкой яномамо, 2004 г.
Проходила в венесуэльской Амазонии (басс. рр. Ориноко, Окамо, штат Амазонас). В ходе экспедиции было пройдено более 1000 км по рр. Ориноко и Окамо. Общины яномамо, чьи названия имеют отличительные характерные окончания -тери или –теди, разбросаны на обширной площади, покрытой тропическими лесами на юге Венесуэлы и севере Бразилии. Степень их вовлеченности в жизнь национальных обществ Венесуэлы и Бразилии и сохранности ими традиционной культуры значительно разнится.
Жители деревень, расположенных вблизи крупных рек, хорошо знакомы с современной цивилизацией. Другие, живущие на берегах отдаленных притоков, имеют поверхностное представление о том, что происходит за границей их племенной территории. Еще и сегодня есть отдельные общины яномамо, не имеющие прямых контактов с внешним миром и продолжающие вести изолированный образ жизни.
Наблюдения и исследования проводились среди яномамо группы Сехаль на р. Ориноко и группы епропотери на р. Окамо. Посещались также более мелкие группы яномамо на рр. Ориноко и Окамо. От информаторов яномамо были получены ценные сведения о многих областях культуры этого народа (географии расселения, типах жилища, материальной и духовной практике). Было взято интервью у Хосе Валеро, сына Е. Валеро, украденной еще девочкой в 1937 г. индейцами яномамо и проведшей среди них много лет. В Россию были привезены образцы оружия, украшений, одежды, предметы повседневного быта яномамо.

Проходила в венесуэльской Амазонии (басс. рр. Ориноко, Паргуаса, штат Амазонас). Целью экспедиции были селения индейцев пиароа в верховьях р. Паргуаса, правого притока р. Ориноко. Пиароа этой области продолжают сохранять свой традиционный уклад жизни, старательно избегая контактов с чужаками. Во время ежегодного праздника вариме они надевают ритуальные священные маски, олицетворяющие различных добрых и злых духов, которые запрещено видеть посторонним. Все участники праздника вдыхают галлюциногенный наркотический порошок йопо, помогающий пиароа общаться с духами. Из-за непредвиденных обстоятельств экспедиции проекта пришлось кардинально изменить свой маршрут. Наша группа побывала в селениях пиароа бас. р. Сатаниапо. В ходе экспедиции группа проекта контактировала с индейцами гуахибо на р. Ориноко и индейцами панаре в одной из деревень, расположенной в Серрания-де-ла-Сербатана (штат Боливар).

С индейцем хоти, 2001 г.
Проходила в венесуэльской Амазонии (басс. рр. Парусито и Каньо-Бандарита, штат Амазонас). Индейцы хоти по праву считаются одним из самых изолированных индейских народов Венесуэлы. Они во многом сохранили свою первозданную культуру коренных жителей амазонского дождевого леса, продолжают охотиться с помощью духового ружья и отравленных стрел, могут трением добыть огонь. В тропическом лесу у подножия малоизученного горного массива Сьерра-де-Маигуалида экспедиция проекта прожила вместе с одной из локальных групп индейцев хоти несколько дней, изучая и наблюдая их самобытную жизнь и обычаи. В Россию был привезен уникальный этнографический и фотоматериал. В ходе экспедиции к хоти группа проекта посетила также индейцев ябарана.

1 комментарий:

Алексей Тор комментирует...

Класс! Еще бы фото побольше...