четверг, 21 сентября 2017 г.

Экспедиция к индейцам яномамо, 2004: видеоматериалы

     Большинство этнографов читало книгу "Яноама": Биокка Э. Яноама. М., 1972.
     В книге рассказывалось о трагической судьбе маленькой бразильской девочки, которую украли яномамо.
    Вот что писалось в предисловии к этой книге. Это – "не совсем обычная книга. Это и не художественный вымысел, и не рассказ путешественника о природе и людях посещенных им земель. "Яноама" - это воспоминания женщины, прожившей двадцать лет среди индейцев. Ее зовут Елена Валеро. Отец у нее испанец, мать - бразильянка. Вместе с родителями Елена жила на северо-западе Бразилии. Однажды лодка, в которой Елена плыла вместе с родителями, подверглась нападению индейцев. Всем пассажирам лодки, кроме Елены, удалось бежать, а Елена, которая в то время была еще совсем девочкой, отстала и попала к индейцам. Это случилось в 1937 г. Вернулась же она в мир белых взрослой женщиной, несколько раз побывавшей замужем, имевшей детей. Рассказ Елены Валеро о том, как она попала к индейцам, жила в их среде, о них самих и о возвращении в "цивилизованное" общество был записан известным итальянским путешественником и исследователем Амазонки Этторе Биокка. Так появилась книга "Яноама", впервые изданная в Италии в 1965 г. и сразу же вызвавшая большой интерес и специалистов, и самых широких кругов читателей".
     Со временем Елена Валеро осела на правом берегу Ориноко, в нескольких километрах от устья Окамо, правого притока верхней Ориноко. Елена Валеро умерла в конце 1990-х гг.
     В 2004 г. состоялась моя первая экспедиция к индейцам яномамо в верховья Ориноко. Тогда я встретился с сыном Елены Валеро - Хосе Валеро и взял у него интервью. Хосе жил в той же деревне яномамо, где жила его мать. Он производил впечатление мягкого и спокойного человека. Включив видеокамеру, я попросил рассказать его, как они жили вместе с матерью среди яномамо в те годы, когда он был еще совсем маленьким. Хосе как-то уклончиво ответил, что не очень хорошо помнит это время, но похоже, он просто не любит вспоминать свое детство и отрочество. Немного помолчав и выпив чашечку предложенного нами кофе, Хосе начал говорить. Но тень трагической судьбы, как мне показалось, лежала на его лице – лейтмотивом его рассказа проходило, врезалось в память плохое обращение отца с матерью.

Комментариев нет: